| | 0 Comments

Отметим значительное количество углерода, азота, галогенов и железа, – говорил Орел. – Это исключительно важные атомы. Все они были созданы взрывом сверхновой, не так уж давно вспыхнувшей неподалеку отсюда, обогатив состав формирующегося тела. без сложной химии не может быть сложной жизни. Если железо не сделается центральным атомом гемоглобина, как это было, например, на вашей планете, система переноса кислорода в организмах будет менее эффективной. “Итак, процесс творения продолжается, – думала Николь.

– Эон за эоном звезды и планеты образуются из космической пыли. И лишь немногие из планет содержат все нужные элементы, которые в конце концов позволят возникнуть жизни и разуму. Но что организует этот процесс. Какая незримая рука заставляет химические молекулы становится все более и более сложными, организовывает их, пока они не достигнут стадии самосознания.

Я не собираюсь быть инвалидом. И не хочу, чтобы со мной обращались, как с калекой. Я не сомневаюсь, что приду в себя через несколько дней, самое большее через неделю. – Да, мама, – ответил Патрик, озабоченно улыбаясь. Синий Доктор была восхищена ходом ее выздоровления. Через четыре дня Николь, пусть и медленно, но уже ходила, а пользуясь услугами Бенджи, могла добраться до остановки транспорта и вернуться назад домой.

Что ты там наговорил своему брату об отце. – А что конкретно ты имеешь в виду. – Галилей пытался изобразить на лице невинность. – Ты же говорил мне, что папа плохой, потому что родился в Японии, как и мистер Накамура. – Ну, я не очень хорошо помню папочку. Но я же говорил – может. Наи едва сдержалась, чтобы не шлепнуть Галилея. Она взяла мальчишку за – Вот что, молодой человек, – объявила она, – если я услышу от тебя еще хотя бы одно плохое слово о твоем отце.

Наи не сумела докончить фразу.

Она не знала, чем ему пригрозить. не знала даже, что сказать. Наи вдруг почувствовала, что ужасно расстроена. – Садитесь, пожалуйста, – наконец сказала она своим близнецам. – И слушайте очень внимательно.

Но и после того, как Эпонина проинформировала Макса о том, что октопауки излечили ее от RV-41, он оставался настроен скептически. – Если это верно, – заявил он, – то более прекрасной новости я не узнавал с того самого дня, когда роботы вернулись на ферму и сообщили, что Николь благополучно достигла Нью-Йорка. Но чтобы эти восьминогие чудища решили за так облагодетельствовать.

Я хочу, чтобы доктор Тернер обследовал тебя повнимательнее.

Вот если он скажет, что ты здорова, тогда я во все поверю.

Не думаю, – возразила Николь. – Я, пожалуй, обрадовалась. однако Арчи считает, что мы не сумеем встретиться с Верховным Оптимизатором до завершения матрикуляции. Это тот самый процесс, что занимает все время Джеми. Он происходит лишь раз в два года и затрагивает всю колонию. – И сколько же эта самая матрикуляция продлится.

– спросил Макс.

Как было бы здо-ро-во, если бы кто-нибудь вло-жил все в мою го-лову. – Мы еще не достаточно хорошо знаем, как это делается, – сказал Орел. Когда обследование было закончено, Орел попросил Бенджи собрать вещи – Куда мы направляемся. – поинтересовалась Николь. – Прокатимся в челноке, – ответил Орел. – Я хочу подробно переговорить о твоем физическом состоянии, а потом взять тебя в такое место, где тебе можно будет быстро помочь в случае необходимости.

Он не пожелал посещать занятия, которые Патрик, Элли, Эпонина и я устроили для детей, и ничего не делал по дому. Галилей стал мрачным и грубил всем, кроме Марии. Он никогда не разговаривал со мной о своих чувствах. Ему нравилось только ходить в физкультурный зал и наращивать мускулы. в конце концов он очень возгордился своей физической силой. Наи помедлила какое-то мгновение. – Николь, Галилей у меня неплохой, – извиняясь, проговорила.

– Он просто ничего не понял.

Он отправился спать в шестилетнем возрасте, а проснулся в двадцать один – с телом и желаниями молодого человека.

Элли решила смолчать. – Итак, я ухожу, – наконец бросил Роберт. – И вернусь домой к полуночи.

Николь пожала руку друга. – Спасибо тебе, Макс, я так благодарна. – Когда мне было восемнадцать, – неуверенным тоном проговорил Макс, поворачиваясь, чтобы поглядеть на Николь, – отец мой умер от редкого вида рака. Клайд, мама и я знали, что смерть близка, словом, он сгорел у нас на глазах прямо за несколько недель. Но я все-таки не мог в это поверить, даже когда увидел его в гробу.

Мы отслужили панихиду на кладбище, были только наши друзья из соседних ферм да автомеханик из Де-Куина; звали его Вилли Таунсенд, они с отцом набирались каждый субботний вечер.

Макс улыбнулся и расслабился. – Обожаю рассказывать. Вилли – вот был тип. холостяк, снаружи что твой гвоздь, а под коркой мягкий, как глина. В молодости он влюбился в королеву красоты средней школы Де-Куина и больше не заводил подружки.

Значит, дела плохи, – прокомментировала Николь. Она не очень удивилась. Короткие уколы, которые Николь испытывала до посещения Франции и города октопауков, превратились в непрерывную боль.

Синий Доктор утверждает, что нас ждет зрелище, куда более удивительное, чем то, которое мы с тобой видели, когда впервые вступили в город. – Итак, увидим наших хозяев во всей красе, – сказал Ричард. – Кстати, ты хоть догадываешься, что празднуют октопауки. – По-моему, самый близкий эквивалент тому, что состоится сегодня, – американский День Благодарения [официальный праздник в память первых колонистов Массачусетса].

– Октопауки называют его Днем Изобилия.

В этот день они празднуют качество своей жизни – так мне объяснял Синий Доктор. Ричард вошел было в душ, но высунул оттуда голову обратно в комнату. – Как ты полагаешь, не связано ли сегодняшнее приглашение с тем разговором за завтраком. недели две. – Это когда Патрик и Макс заявили, что хотели бы вернуться в Новый Ричард кивнул. – Наверняка, – ответила Николь.

Спросила. – И куда мы летим. – Сейчас мы оказались примерно в тридцати световых годах от вашего Солнца, – ответил Орел, – на первой океанской планете, колонизированной октопауками после исчезновения Предтеч. Как ты видишь, мы летим над морем, примерно в двух сотнях километров от самого знаменитого из городов октопауков. Николь ощутила восторг: платформа летела над морем, вдали смутно проступали очертания каких-то сооружений.

Впрочем, в отношении того, что теперь делать, сомнений не оставалось. Ричард исчерпывающим образом обобщил ситуацию: – Во всяком случае, под куполом есть еда. Они молча упаковывали свои пожитки. Патрик и Макс спустили детей вниз по вертикальному шипастому коридору. Как только они собрались на платформе, появился вагончик.

На этот раз в соответствии с едкими предсказаниями Макса он не стал делать остановок на промежуточных станциях, а прямо отправился в прозрачный тоннель под Цилиндрическим морем.

За стенкой тоннеля плавали странные и удивительные морские создания – без сомнения, биоты. Вид их заворожил детей, а Ричарду напомнил о давнишнем плавании в Нью-Йорк, когда он искал Николь. Просторная палата под куполом, в которой окончилась линия подземки, действительно ошеломляла.

Бенджи и дети немедленно заинтересовались разнообразной едой, разложенной на длинном столе по одну сторону комнаты.

Взрослые же удивленно бродили вокруг, не только разглядывая яркие радужные разводы над головой, но и обследуя альковы за платформой; там располагались ванные комнаты и спальные помещения.

Я люблю тебя, мамзелька, – произнес Макс, махнув на прощание. Возле рабочего пространства Верховного Оптимизатора для них поставили пять кресел. Даже когда Николь второй раз пояснила смысл слова “офис” Арчи и Синему Доктору, оба октопаука дружно заявили, что слова “рабочее пространство” значительно лучше описывают место, где работает Верховный Оптимизатор.

Пока взрослые разгружали свои скромные пожитки, которые сумели принести в рюкзаках, дети знакомились с Тамми и Тимми. Птенцы не знали, как обращаться с маленькими людьми, в особенности с Галилеем, который немедленно начинал дергать или крутить все, что попадало ему под руку. После часа подобного знакомства Тимми легко царапнул Галилея когтем в качестве предупреждения, и мальчишка поднял невероятный шум. – Не понимаю, – проговорил Ричард, обращаясь к Наи. – Птенцы настолько вежливые создания.

– Зато я _понимаю_, – ответила Наи.

– Галилей сам напросился.

Dating Apps im Test: Lovoo, Badoo & Tinder (2014)


Greetings! Do you need to find a partner for sex? Nothing is more simple! Click here, free registration!